Рогожников Валерий Янович

Создано: 22.07.2013

Родился Яныч 11 августа 1942 года в городе Катта-Курган в Самаркандской области в эвакуации. Отец – офицер танкист пропал без вести на войне. Мать – учительница русского языка вместе с сыном в 45 году вернулась на Украину. С 1952 года Яныч живет в Киеве и считает себя киевлянином. Пропустим годы учебы в школе 142, где пятерки по математике и физике перемежались с тройками по английскому и украинскому, и время работы токарем на заводе «Большевик». Токарь из Яныча не получился и парень перешел на работу пионервожатым в школу 102. Работая в школе, был направлен на вечерние курсы младших инструкторов туризма при городской детской туристской станции, где получил первые навыки в вязке узлов и уроки скалолазания, за что очень благодарен покойному ныне мастеру спорта по альпинизму Валерию Рожко. Вращаясь в очень демократичных по тем временам туристских кругах Яныч познакомился с многими активистами нарождающегося движения, уверовал в лозунг «Через туризм в коммунизм», набрался романтики по самые уши и таким образом определился в целях своей дальнейшей жизни.

Служба в Советской армии у Яныча продолжалась три с половиной года вместо положенных в те времена трех. Карибский кризис и недостаточное количество призывников задержали дембель, но в конце концов парень явился в родной город и стал искать работу по душе. На завод не тянуло (был кое-какой опыт работы до армии) и сунулся Яныч в дом пионеров руководителем туристского кружка. Первый поход с кружковцами был на весенние каникулы 1965 года в Крым, где Яныч посетил Красные пещеры и решил, что занятия пещеролазанием интересны. Ближайшие к Киеву крупные пещеры оказались в Тернопольской области. Яныч написал письмо Радзиевскому и тот посоветовал на майские праздники присоединиться к группе туристов-спелеологов Тернопольского политеха, планирующим посещение Голубых озер. Яныч вместе с пятью воспитанниками на майские праздники прикатил в Тернополь и на вокзале присоединился к политехам. Погода не удалась. Сильные дожди вызвали оползень в воронке Голубых озер и попасть в пещеру не получилось. Пришлось утешиться посещением пещеры Ветровой. Наслушавшись рассказов о топосъемке лабиринтов и пообщавшись с тернопольскими любителями пещер, Яныч заболел Тернопольщиной, на летние каникулы притащил кружковцев в Подолию опять, посетил Кристалку, Вертебу, Млынки и Озерку, а в Ветровой решил сделать учебную топографическую съемку.

Поскольку опыта съемки не было никакого и ни у кого, Яныч с половиной кружковцев занимался самообучением в Ветровой, а остальных нагрузил копаться в соседней воронке. Ушлые кружковцы решили, что в воронке ничего нет, выставили часового на краю, чтобы строгий Яныч их не засек и занялись игрой в карты. В «дурачка». Проиграв в карты до вечера, явились в лагерь и доложили, что в воронке ничего интересного нет. Следующим утром Яныч собрал лагерь и убрался в Киев, чтобы появиться в Ветровой уже на майские праздники в 1966 года. Там, на соседней поляне стояли палатки львовян. Был снят первый километр лабиринта Оптимистической и Мирон Савчин клеил к синьке второй. Яныч со своими пацанами к этому времени уже набил руку в съемке киевских пещер и предложил Савчину помощь. Мирон мог бы послать подальше, но не послал. Таким образом юные киевляне поучаствовали в экспедициях на Оптимистической, за что были очень благодарны львовским спелеологам. Именно здесь киевляне получили первый и очень внушительный урок топографических и саперных работ.

Потом наши пути разошлись. Киевляне занимались раскопками в Угрыне, изучали Атлантиду и увлекались вертикальными пещерами. Киевская, Генрихова бездна, Куйбышевская, а позднее и Воронья определили наши интересы в направлении лабиринтов поставленных вертикально, но детские мечты о самой длинной пещере мира еще живы в наших сердцах, за что мы благодарны Оптимистической, львовянам, лично Мирону Савчину, Кривошеевым, Остьяновым, Медведеву и многим другим ветеранам. Ну а то, что когда-то мы промахнулись с Оптимой, так это к лучшему. Нам бы ее в те годы не осилить и не удержать. Да это и сбило бы нас с направления движения в сторону Киевской, Куйбышевской и Вороньей.

Между тем становление Советского туризма из стадии романтизма и энтузиазма перешло в стадию профсоюзами регулируемого движения. Яныч активно участвует в этом, создает Киевскую секцию спелеологов при городском клубе туристов, помогает в организации работы Украинской секции спелеологии при Республиканском совете по туризму и даже некоторое время председательствует в обоих. Киевская секция в те годы в большинстве своем состояла из выпускников спелеологического кружка Киевского дворца пионеров, в котором Яныч работал, и сотрудничество с этими ребятами не прекращалась никогда. С Украинской секцией отношения были более сложными.

С центральной секцией спелеологов в Москве у Яныча дружба не сложились. Ильюхину, председательствовавшему в то время в советском спелеотуризме, молодой, неопытный, но слишком активный, лишенный дипломатических навыков и авантюрно настроенный Яныч доверия не внушал. Да и чужд был Яныч со своими наивными фантазиями мужикам, сделавшим работу в туризме подработкой к основной зарплате. За прохождение первой на территории СССР километровой глубины пещеры КиЛСИ (Киевская) Яныч дважды был дисквалифицирован центральной секцией. Но, когда Ильюхин организовал квалификационное прохождение этой пещеры, Рогожников и Резников с группой кружковцев Киевской городской детской туристской станции были приглашены к участию. После этого отношения с москвичами наладились до приемлемых. Правда, ухудшились отношения с Украинской секцией, двигающейся в то время к сепаратизму. С украинцами отношения улучшились только, когда пошла пещера Пантюхинская, и Рогожников с Резниковым были приглашены к участию в штурме. Тогда и была достигнута глубина 1500 метров. Для тех времен и той техники – большое достижение.

Слабость Яныча, как политика, обусловила то, что удостоверение инструктора спелеотуризма ему удалось получить только в Красноярске, где ему симпатизировали.

В 1980 году Яныч с группой кружковцев Дворца пионеров и членов Киевской секции спелеологов командируется Климчуком (у которого тогда Яныч работал инженером) на Арабику, где встречает бывшего председателя центральной секции спелеотуризма Ильюхина, которой к тому временя уже стал рядовым спелеологом. Может благодаря этому первый раздел Арабики произошел бескровно. Москвичи ушли на Жове-Квару, а киевлянам достался Орто-Балагон. Притащись киевляне сквозь ливни и грозы на Ото-Балаган неделей позднее, и Куйбышевская, Генрихова Бездна да возможно и Воронья достались бы Москвичам.

Путешествуя по пещерам Яныч очень интересуется их происхождением, бросает математический факультет пединститута и поступает на географический в университет. В 1971 году Яныч с рядом своих воспитанников организует Киевскую лабораторию спелеологических исследований, наивно полагая, что таким образом сможет занять свое место в науке о пещерах. Лаборатория просуществовала некоторое время и это были пожалуй не худшие годы в жизни Яныча. С 1973 года становится профессиональным геологом, работает в различных организациях, не прерывая связь с общественными спелеологическим организациямин и своими воспитанниками.

В создании Климчуком Украинской спелеологической ассоциации в 1992 году принял активное участие тоже. В директории УСА указан номером восемь и, будучи руководителем учебно-методической комиссии, успешно внедрял на Украине технику СРТ. В 1994 году Яныч награждается «Грамотой за выдающиеся заслуги» Украинской спелеологической Ассоциации.

В 1992 году принял активное участие в открытии и изучении пещеры «Славка».

Литературной деятельностью Яныч начал заниматься уже в зрелом возрасте, поскольку пришло время записать байки, которые выдумывал для своих кружковцев около бивуачного костра. Первый сборник «Крутые рассказы старого спелеолога» удалось издать в 1990 году с помощью газеты «Молодая гвардия» и спонсоров. Спасибо Балюре и Мальковой.

В 1995 году Яныч через Суховея в Одесе издает учебник «Спелеотехника», в котором по мере сил излагает современный по тем временам взгляд на развитие техники прохождения пещер.

В 1995 году через издательство МФТИ в Москве издает книгу «Тройной прыжок сквозь черное пламя». С тех пор не перестает писать, помещая свои произведения в интернете: повесть «Спасатель», спелеологический детектив «И звери пожрут зверей», повесть «Несуразный Семеныч» и другие.

В 1996 году Яныч иммигрирует в Америку, передав учебно-методическую комиссию Украинской спелеологической ассоциации в надежные руки Юры Касьяна. Нынче проживает во Флориде, где вышли еще три его книги: "За чёрною солью дорог", "Несуразный Семёныч" и "Пещерный ветер". Женат на киевской спелеологине Лукьнчук Люде, воспитывает внука Сашку, является инструктором секции вертикальной спелеологии Американской спелеологической ассоциации и скучает по тем временам, когда был молодым киевским спелеологом.

УКРАИНСКАЯ СПЕЛЕОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ

Приглашает в свои ряды всех, кто интересуется подземными открытиями и исследованиями, романтикой подземных путешествий, кого беспокоит сохранение уязвимого мира природных пещер и кто способен оценить преимущества совместной деятельности и сотрудничества.

На сегодняшний день в Украине исследовано и внесено в кадастр

2196 пещер.

В УСА состоит 200 спелеологов, которые представляют 43 клуба из

7-ти стран, из них 174 - спелеологи из Украины.

ДРУЗЬЯ! НЕ ЗАБУДЬТЕ СВОЕВРЕМЕННО ВОЗОБНОВИТЬ СВОЕ ЧЛЕНСТВО В АССОЦИАЦИИ НА 2019 ГОД!


Вступить в УСА